Русский   English  

Поиск:
 
Публикации

 

Ядро транса-мужчины схоже с женским

 

+BST-ядро: (А) гетеросексуальный мужчина; (В) гетеросексуальная женщина; (С) гей; (D) транссексуал типа женщина в мужском теле. Появившиеся в последнее время исследования английских ученых проливают свет на извечную загадку, - почему некоторые люди ощущают себя с рождения "закованными" в тело не своего пола. В журнале Nature в 1995 году была опубликована статья группы исследователей (Дж.-Н. Джоу, М.А. Хофман, Л.Дж. Гурен, Д.Ф. Свааб) под названием "Транссексуальность и половые различия в человеческом мозге". Я прочла ее, заинтересовалась и перевела ее на русский язык. Так как статья изобилует научными терминами, попробую выступить в новом качестве популяризаторши.

Проведя в течение 11 лет исследования препаратов мозга шести умерших от разных причин транссексуалок (женщин в теле мужчин) и сравнив один из отделов их мозга с контрольной группой, в которую входили как гетеросексуальные мужчины и женщины, так и гомосексуалы, ученые нашли одну интересную закономерность. Оказалось, что одна из маленьких "точек" внутри гипоталамуса (отдел мозга, отвечающий за половую сферу) транссексуалок известная под названием ядро bed stria terminalis (BST) по своим размерам и строению полностью соответствует женскому типу этого органа.

На фотографиях, сделанной с 25-кратным увеличением, видно, что BST мужчин-натуралов и геев практически одинаков, тогда как у транссексуалов-женщин он значительно меньше - почти такой же, как и у обыкновенных женщин.

Были проведены всевозможные статистические исследования, чтобы исключить возможность ошибочных выводов. Так изучалось влияние половых гормонов, различных болезней, влияющих на гормональный фон, также СПИД, психических заболеваний, менструального цикла и полового созревания. Проанализировав все факторы в контрольных группах, состоящих из 42 тел исследуемых реципиентов, ученые-физиологи пришли к выводу, что вышеописанное явление существует не случайно, его вполне можно отнести к разряду перспективных рабочих теорий.

Некоторым может показаться несущественным внимание к таким, казалось бы далеким от практических гендерных вопросов вещам. Однако я хочу сказать, что биологический аспект гендера не менее важен, чем социальная составляющая. Мы сможем более полно осознавать свою равноценность, только зная о ней как можно больше, в том числе и на уровне естественных наук. История знает немало примеров, когда именно медицина разрешала многовековые предрассудки. Эпидемии инфекционных заболеваний, уносившие миллионы жизней рассматривались, как "кара небес" до тех пор, пока не были открыты микробы и вирусы. В наше время идет подобная "реабилитация" химических зависимостей, СПИД, умственной отсталости и гомосексуальности. Наверное, настала пора и транссексуалам выйти из разряда лиц, окруженных полумистическим ореолом неприятия по причине видимой "недоказуемости" их отличий от общепринятой гендерной модели. Свою лепту в этот процесс уже внесли психиатры, хирурги, эндокринологи и вот теперь нейрофизиологи могут показать что-то существующее материально, доказывающее не на словах, а на деле реальность транссексуальности и трансгендерности.

Я не удивлюсь, если в будущем будут открыты и другие физиологические закономерности девиаций социального поведения, например, преступности или сознательной бедности. Но это уводит нас слишком далеко в область теорий. Пока же, в заключение, хочу сказать, что, к сожалению, диагностику транссексуальности по признаку величины BST в гипоталамусе нельзя проводить на живых людях. Однако я надеюсь, что это только вопрос времени и в будущем нас ожидает более гуманный подход к проблеме. Может быть, когда-нибудь осуществится моя мечта и транссексуальность перейдет в разряд нормальных болезней, которые лечат по страховому полису и за которые, (как за ту же шизофрению или невроз) дают инвалидность. Вероятно также, что в этом случае для многих из нас не понадобятся болезненные операции на половых органах. Тогда мы не будем больше восприниматься только, как герои или извращенцы в мире белых гетеросексуальных мужчин, а как равноценные члены общества "ста цветов". Нездоровый интерес утихнет, уступив место взвешенному подходу и трансгендерной культуре.

Перевод Валентины Котогоновой

Мы попросили прокомментировать этот материал Игоря Семеновича Кона. Вот что он ответил.

Я знаю статью, о которой идет речь, и другие работы этих авторов, они цитировались в моем "Лунном свете". Однако комментировать это письмо по существу я не могу, потому что не являюсь специалистом ни в изучении транссексуализма, ни в области нейрофизиологии.

Если Gay.ru хочет обсуждать проблемы транссексуалов и "третьего пола" всерьез, а не на уровне отдельных частных случаев, необходимо иметь в виду следующие моменты.


ВАРИАЦИЯ ИЛИ НОРМА

Формирование половой принадлежности и самосознания личности (гендерная идентичность) - сложный многоступенчатый процесс, зависящий от множества разных причин и обстоятельств. Его популярное описание можно найти в моих книгах "Вкус запретного плода. Сексология для всех" (1997) и "Введение в сексологию. Учебное пособие для вузов" (1999). При формировании этой сложной и многоуровневой системы неизбежно появление множества вариаций и отклонений от подразумеваемой нормы. Большинство людей однозначно принимают свою гендерную идентичность, другие же чувствуют себя в ней неуютно, дискомфортно, добиваясь перекодирования своей гендерной идентичности (в просторечии это называется переменой пола).


КТО ЖЕ ЯВЛЯЕТСЯ ТРАНССЕКСУАЛОМ?

Состояние, когда индивид не может принять свой гендерный статус и испытывает острую неудовлетворенность им, называется гендерной дисфорией или расстройством гендерной идентичности (РГИ) (по-английски - Gender Identity Disorder, сокращенно GID)

РГИ - явление сложное и очень многообразное. Диагностический справочник Американской Психиатрической ассоциации (DSM-1V) подразделяет расстройства гендерной идентичности на детские, подростковые и взрослые. Применительно к взрослым, называются следующие диагностические критерии:

    А. Сильная и устойчивая кросс-гендерная идентификация... Симптомами расстройства у подростков и взрослых являются выраженное желание принадлежать к противоположному полу, частое подражание противоположному полу, желание жить, как противоположный пол, и соответственно восприниматься окружающими, или убеждение в том, что субъект обладает типичными чувствами и реакциями противоположного пола.

    Б. Устойчивое чувство дискомфорта в связи со своим полом или чувство своего несоответствия гендерной роли этого пола... У подростков и взрослых проявляется в таких симптомах как навязчивое желание избавиться от первичных и вторичных половых признаков (например, требование гормонально, хирургически или как-то иначе физически изменить половые признаки, чтобы походить на противоположный пол) или убеждение в том, что он или она родились с неправильным полом". (American Psychiatric Association: Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, 4th Edition, Washington, DC, American Psychiatric Association, 1994, pp.537-538.

РГИ может иметь разные причины, внешние проявления и длительность. Самая глубокая, всеобъемлющая форма гендерной дисфории - трансгендеризм, или транссексуализм, означает, что индивид полностью отвергает свой гендерный статус и добивается его перемены, включая соответствующую хирургическую операцию, смену паспортного пола и т. д. Иногда необходимость этого осознается лишь во взрослом состоянии, в 30 или даже в 50 лет. В более мягком варианте индивид не меняет своего анатомического пола, но чувствует себя отчасти мужчиной, а отчасти женщиной и потому в определенных ситуациях нарушает гендерные границы, например, путем переодевания (трансвестизм). Наконец, существует множество случаев, когда человек не сомневается в своей гендерной идентичности, но не может "определиться" относительно каких-то ее конкретных аспектов, например сексуальных, что порождает конфликты в его образе Я. Особенно важно разграничение РГИ и гомосексуальности. Хотя они кажутся похожими, это разные явления (см. K.N. Zucker. Gender Identity Disorder in the DSM-1V. Journal of Sex and Marital Therapy, 1999, 25, 5-9).

Пионером исследования транссексуализма в СССР был психоэндокринолог профессор Арон Исаакович Белкин. Недавно на сервере В.В. Шахиджаняна опубликована его новая, очень интересная, популярная книга "Третий пол".


ТРАНСГЕНДЕРИЗМ СТАНОВИТСЯ "ПОПУЛЯРНЕЕ"?

Хотя трансгендеризм- сравнительно редкое явление, по мере того, как люди узнают о принципиальной возможности изменения пола, количество известных случаев гендерной дисфории растет. Например, в Нидерландах один транссексуал приходится на 11 900 мужчин и на 30 400 женщин.

Гендерная идентичность не является делом свободного выбора или воспитания, но имеет определенные биологические (нейроэндокринные, нейрофизиологические и другие) предпосылки, соотношение которых далеко не ясно и вызывает среди ученых споры. Без основательного знания предмета оценить степень обоснованности той или иной точки зрения невозможно.


ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА

Вопреки прежним представлениям, большинство гендерных дисфориков психически нормальны. При тщательной диагностике и правильном лечении смена пола приносит этим людям облегчение (из 1275 голландских транссексуалов, сменивших пол с 1975 по 1992 год, сожалеют об этом только пятеро мужчин). Однако в ряде случаев РГИ сочетается с тяжелыми психическими расстройствами, которых сам субъект может не осознавать. Поэтому одной из обязательных предпосылок хирургического изменения пола является всесторонняя психиатрическая экспертиза, просто "по желанию" этого нигде в мире не делают. Степень успешности пластической хирургии, от которой зависит удовлетворенность пациента, также сильно варьирует, особенно если речь идет о "переделке" женщины в мужчину (Обзор хирургической практики см. Petersen, M. A. and Dickey, R. Surgical sex reassignment: a comparative survey of international centers. Archives of Sexual Behavior, 1995, vol.24, # 2, pp. 135-156).


ПЯТЬ ПОЛОВ

В зависимости от своего жизненного опыта, одни транссексуалы и интерсексуалы (гермафродиты, люди с неопределенными или двойственными наружными гениталиями) добиваются расширения своих прав на смену пола, тогда как другие считают, что лучше не делать выбора между двумя, одинаково неприемлемыми, полюсами, а сохранять особый статус "третьего пола", который существует в некоторых культурах (об этом есть сведения в моей книге "Лунный свет на заре"). Некоторые ученые (например, Анна Фаусто-Стерлинг) доказывают, что гендеров вообще не два, а пять. Особенно острые споры развертываются относительно целесообразности изменения пола у маленьких детей, которые еще не знают, что для них окажется лучше. Однако в любом случае, права интер- и транссексуалов требуют внимания и социальной защиты.

Кстати, позиция автора письма в этом вопросе противоречива. С одной стороны, он мечтает, чтобы его состояние признали болезнью (что фактически имеет место), а с другой - чтобы не мешали развитию трансгендерной культуры. Это совершенно разные установки.

Интересные популярные материалы и дискуссии по этой тематике на английском языке, помимо специальных сексологических изданий, можно найти на сервере http://www.isna.org. Если кто-то из транс-активистов, знающих английский язык, прочитает эти материалы, что-то из них можно перевести и поместить на Gay.ru. Думаю, что эта правозащитная организация не откажет россиянам и в другой помощи. Надо только ясно понимать, что речь идет об очень сложной проблеме.

Статья напечатана на сайте: www.gay.ru

 

 

 

Сайты партнеры:

            TOP 100

Rambler's Top100 Апорт